Размер шрифта
Цветовая схема
Изображения
Межстрочный интервал
Шрифт
×

Тверской государственный университет

×
О вузе Образование Наука Международное сотрудничество Ресурсы
О вузе Оплата услуг Инновационные площадки Руководство Противодействие терроризму и экстремизму Стратегия развития Контакты Учёный совет Фирменный стиль Преподаватели и сотрудники Организационная структура История Ассоциация выпускников Попечительский совет Антикоррупционная деятельность ТвГУ в рейтингах Сведения об образовательной организации Система менеджмента качества
Образование Лицензирование и аккредитация Нормативные документы Факультеты и институты Аспирантура Дополнительное образование Факультативные дисциплины
Наука Конкурсы, гранты, стипендии Научное оборудование Научный потенциал Подготовка кадров высшей квалификации План научных мероприятий Научная документация Научные школы Научные направления Перечень НИОКР Структура
Международное сотрудничество Центр международного сотрудничества Академическая мобильность Международные проекты Оформление документов на обучение Международные программы и гранты Зарубежное партнерство
Ресурсы Электронное обучение Фотогалерея Вестник Документы
Оплата услуг
Инновационные площадки
Руководство
Противодействие терроризму и экстремизму
Стратегия развития
Контакты
Учёный совет
Фирменный стиль
Преподаватели и сотрудники
Организационная структура
История
Ассоциация выпускников
Попечительский совет
Антикоррупционная деятельность
ТвГУ в рейтингах
Сведения об образовательной организации
Система менеджмента качества
Лицензирование и аккредитация
Нормативные документы
Факультеты и институты
Аспирантура
Дополнительное образование
Факультативные дисциплины
Конкурсы, гранты, стипендии
Научное оборудование
Научный потенциал
Подготовка кадров высшей квалификации
План научных мероприятий
Научная документация
Научные школы
Научные направления
Перечень НИОКР
Структура
Центр международного сотрудничества
Академическая мобильность
Международные проекты
Оформление документов на обучение
Международные программы и гранты
Зарубежное партнерство
Электронное обучение
Фотогалерея
Вестник
Документы

Новости

Один из «Неуловимых»: история Давида Менделевича Файнгелеринта

Один из «Неуловимых»: история Давида Менделевича Файнгелеринта

15 июня 2022

В рамках проекта «Научный полк» представляем партизанскую историю Д.М. Файнгелеринта (1918–1994) — кандидата филологических наук, доцента кафедры русской и зарубежной литературы, декана факультета иностранных языков (1958–1969), филологического факультета (1969–1973).

Д.М. Файнгелеринт с дочерью Ольгой
Д.М. Файнгелеринт с дочерью Ольгой

Родился Давид Менделевич 1 января 1918 года в городе Изяслав Шепетовского района Хмельницкой области в бедной еврейской семье, где было 12 детей, рос на станции Шепетовка, где отец работал станционным слесарем. Обстановку, в которой прошли детские годы Давида, можно представить, прочитав книгу Николая Островского «Как закалялась сталь», автор которой много лет провел в Шепетовке и даже снимал комнату в доме Менделя Файнгелеринта. Родители были неграмотны, но сумели дать детям образование. Давид окончил школу с золотой медалью и поступил в лучший по тем временам гуманитарный вуз — Московский институт философии, литературы и искусства (МИФЛИ), на филологическое романо-германское отделение. Здесь же нашел близкого друга, в будущем известного поэта Семена Гудзенко, автора пронзительного стихотворения «Мое поколение»:

Нас не нужно жалеть, ведь и мы никого б не жалели.

Мы пред нашим комбатом, как пред господом Богом, чисты.

На живых порыжели от крови и глины шинели,

На могилах у мертвых расцвели голубые цветы.

Расцвели и опали… Проходит четвертая осень.

Наши матери плачут, и ровесницы молча грустят.

Мы не знали любви, не изведали счастья ремесел,

Нам досталась на долю нелегкая участь солдат.

Семен Гудзенко
Семен Гудзенко

1941-й… Родителей расстреляли немцы, а два друга — Давид и Семен, несмотря на отсрочку от армии до окончания института, идут в горком комсомола и просят отправить их добровольцами на фронт. Начинается их военная жизнь. Оба стали бойцами 2-го мотострелкового полка бригады особого назначения (ОМСБОН). Осенью минировали Москву, боясь того, что немцы прорвут оборону города, а, когда угроза миновала, — разминировали столицу. «В феврале 1942 года 29 бойцов бригады вышли в дальний путь на лыжах: из Москвы через Калининскую и Смоленскую области в захваченную немцами Белоруссию для организации партизанского движения на оккупированных территориях» (Роненсон О. Живу памятью об отце // Тверские ведомости. 2010. 26 нояб. – 2 дек.).

Один из «Неуловимых»: история Давида Менделевича Файнгелеринта, изображение №3

Прожили двадцать лет.

Но за год войны

мы видели кровь

и видели смерть

просто,

как видят сны.

Я все это в памяти сберегу:

и первую смерть на войне,

и первую ночь,

когда на снегу

мы спали спина к спине.

Я сына

верно дружить научу,

и пусть

не придется ему воевать,

он будет с другом

плечо к плечу,

как мы,

по земле шагать.

Он будет знать:

последний сухарь

делится на двоих.

Московская осень,

Смоленский январь.

Нет уже многих в живых.

Ветром походов,

ветром весны

снова апрель налился.

Стали на время

большой войны

мужественней сердца,

руки крепче,

весомей слова.

И многое стало ясней.

А ты

по-прежнему не права

Я все-таки стал нежней.

(С. Гудзенко. Май 1942)

В Полоцком районе Витебской области Давид Менделевич стал комсоргом партизанской бригады особого назначения «Неуловимые», командир которой Михаил Сидорович Прудников был удостоен высокого звания Героя Советского Союза и о подвигах которой после войны он написал несколько книг: «Неуловимые» (М., 1961), «„Неуловимые” действуют» (М., 1965) и «Разведчики „Неуловимых”» (М., 1972).

Один из «Неуловимых»: история Давида Менделевича Файнгелеринта, изображение №4

Один из «Неуловимых»: история Давида Менделевича Файнгелеринта, изображение №5

В этих книгах автор рассказал и о нашем герое. Сначала, пока не было хорошего места для лагеря и прочных связей с местным населением, спали на снегу, питались сырой кониной и мерзлой клюквой. Даже не разжигали костер, чтобы не привлекать немцев. Будучи комсоргом бригады, Д.М. Файнгелеринт выполнял задачу по созданию подпольных комсомольских организаций в оккупированных селах и руководству ими. В двадцати населенных пунктах были созданы такие организации, объединившие около двухсот юношей и девушек. В таких организациях большинство составляли молодые местные учительницы. Они помогали партизанам охранять села, собирали для бригады оружие и боеприпасы, продукты и одежду, добывали важные разведданные, вели агитационную работу среди населения. Почти ежедневно из таких отрядов отправлялись группы подрывников для взрывов фашистских эшелонов с техникой и войсками. Давид еженедельно посещал руководителей этих подпольных организаций, инструктировал их, передавал необходимую литературу.

В 1942 году из села Быковщина ночью на телегах Давид вместе с другими бойцами отряда вывез из детского дома более ста детей, которых немцы использовали в качестве доноров. Об этой операции в 1981 году на Ялтинской киностудии был снят художественный фильм по сценарию М. С. Прудникова «Оленья охота». «В 1943 году по заданию командира бригады и командования из Москвы пробрался на немецкий аэродром, нашел контакты с французскими пленными летчиками, служившими у немцев техниками, и, проведя у них под нарами 20 суток, разагитировал так, что они подняли в воздух шесть мессершмиттов и перелетели на нашу сторону». (Роненсон О. Живу памятью об отце…). Конечно, очень помогало знание иностранных языков, Д.М. Файнгелеринт в отряде переводил все документы, присутствовал на допросах пленных немцев, а иногда даже готовил по заданию командования «послания» некоторым немецким комендантам и командирам.

На оккупированных территориях возникла большая проблема отсутствия широкой информации о положении на фронте для местного населения: школы не работали, радио не было, газеты сюда практически не поступали. Возникла идея организовать небольшой художественный ансамбль, перед выступлением которого 30 минут отводить на небольшой доклад о положении дел на фронте. Вот как сам Давид Менделевич вспоминал об этом: «Для участия в ансамбле был проведен своеобразный конкурс по отрядам, в результате которого было собрано 12 человек артистов. В качестве докладчиков выступили я и политрук Михаил Земсков. У нас в ансамбле были хорошие гармонисты Ваня Петраченко и Алексей Тюкалов, обладавшие бесконечно богатым репертуаром мелодий и умевшие на слух подобрать аккомпанемент для любой песни. Конферансье ансамбля Михаил Ароник был до войны художником-декоратором одного из московских театров, он умел весело рассказывать острые сатирические миниатюры, которые сам же и создавал, а иногда даже импровизировал. Прекрасно выступал старый партизан <…> Иван Козлов. Он так пел народные частушки на злободневные темы, что вызывал неизменный восторг слушателей. Девушки ансамбля <…> организовали танцевальный коллектив <…> Танцевали «Левониху» и другие белорусские популярные народные танцы и пляски.

Весь реквизит ансамбля вместе с оружием его участников <…> помещался на двух подводах. Артисты шли за подводами пешком». (Файнгелеринт Д. М. Моя работа на филологическом факультете за сорок лет // Мои университеты. Тверь, 2006. С. 136).

Такой «артистический» рейд начался в октябре 1942 года и продолжался полтора месяца, в начале декабря для него понадобились сани для выпавшего снега. За все время было дано более 180-ти концертов: в среднем по три в день. «Конечно, подсчитывать число зрителей было некогда, но, думается, что такой благодарной аудитории ни один ансамбль <…> не видел. Ведь люди истосковались по живому советскому правдивому слову, по песне и по танцу. И вот в этих условиях оккупации люди почувствовали себя по-настоящему советскими хозяевами жизни». (Там же).

А вот что пишет командир бригады М.С. Прудников об этом ансамбле в одной из своих книг: «Концерты устраивались обычно на лесной полянке или на улице деревни под надежной охраной. Иной раз конферансье вместо очередного номера программы объявлял: “Фрицы!” — и артисты, взяв в руки оружие, вместе со зрителями шли в бой… <…> Подпольщики сообщили, что, узнав о концертах наших артистов, немецкое командование было очень расстроено.

— Партизаны над нами издеваются! — неистовствовал военный комендант Полоцка <…>.

Предатели и шпики постоянно доносили гитлеровцам, что в таком-то селе или деревне выступал партизанский ансамбль. Гитлеровское командование спешно направляло туда крупные силы для разгрома „большевистских бандитов“. Но угнаться за нами фашисты не могли: ансамбль скрывался, а карательные отряды попадали под огонь партизанских засад: ведь плясуны и гармонисты были неплохими стрелками и подрывниками.

За время боевых действий под Полоцком ансамбль <…> дал больше ста концертов, каждый раз доставляя оккупантам отнюдь не эстетические наслаждение. Наш друг гауптман Миллер передал как-то через связных любопытное высказывание одного из офицеров полоцкого гарнизона: „Не понимаю этих русских. У них буквально петля на шее, а они поют и танцуют. Что за люди?!“». (Цит. по: Васильев Г. Один из «Неуловимых» // Калининская правда. 1977. 30 дек.).

В 1944 году Белоруссия была освобождена, бригада расформирована, но дружба, рожденная в полоцких лесах, скрепила партизанское братство на всю последующую жизнь. Очень трогательно о ней вспоминает дочь Давида Менделевича Ольга: «Я ездила с отцом в Белоруссию много лет. Видела, как уже немолодые женщины вставали перед ним и его товарищами на колени, как плакали, обнимая их. Писали письма отцу словно близкому другу. Я с детства видела дружбу бывших партизан. Все они после войны состоялись как личности, получили награды, но каждый год в Измайловском парке на партизанской поляне плакали, вспоминая те годы, и очень честно любили и помогали друг другу в жизни. Самый старший — комиссар бригады Борис Львович Глезин, умирая в 92 года, в завещании просил, чтобы я была на похоронах его как близкий человек. Нет сейчас такой дружбы: она была скреплена страшными годами войны». (Роненсон О. Живу памятью об отце…).

В экспозиции музея боевой славы г. Полоцка есть упоминание о нашем герое
В экспозиции музея боевой славы г. Полоцка есть упоминание о нашем герое

За боевые подвиги в борьбе с фашистскими оккупантами Д.М. Файнгелеринт был награжден орденом Отечественной войны II степени, медалями «Партизану Отечественной войны», «За оборону Москвы», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.».

Вся послевоенная жизнь Давида Менделевича была связана с работой в высшей школе: сначала Грозненский педагогический институт, затем Смоленский, а с 1947 и до конца жизни — Калининский пединстиут, с 1971 года — Тверской государственный университет. Доцент кафедры русской и зарубежной литературы, декан факультета иностранных языков, декан филологического факультета, автор нескольких учебных пособий и многих статей.

Среди его учеников был и известный поэт Андрей Дементьев, была и составитель данного материала. Все студенты любили этого преподавателя и ласково называли его Файном. Этот человек был интеллигентом в высшем понимании этого слова. Во-первых, он был необыкновенно образован: знал 16 языков (!), особенно любя славянские литературы, изучил языки и читал лекции в славянских странах на их родных языках: в Чехии, Болгарии. Были лекции и в Духовной академии в бывшем Загорске (ныне Сергиев Посад). В 1949 году первым в стране защитил диссертацию на иностранном языке. А, во-вторых, это был очень порядочный человек, любящий людей, преданный своей работе и вузу, внутренне свободный, ориентированный на общечеловеческие нравственные ценности. По воспоминаниям дочери, он дал ей в 15 лет Библию, сказав: «Это книга книг». А было это в 1970 году, когда подростки даже не видели такой книги (См.: Роненсон О. Живу памятью об отце…).

Д.М. Файнгелеринт сидит четвертый справа. Фото В.Ф. Леонова
Д.М. Файнгелеринт сидит четвертый справа. Фото В.Ф. Леонова

Давид Менделевич работал до последнего дня своей жизни, скончался он в апреле 1994 года. В Государственном архиве Тверской области (ГАТО) сформирован личный фонд Д. М. Файнгелеринта под номером Р-2373.

На «Мосфильме» в 1977 году вышел трехсерийный документальный фильм «Частная хроника времен войны» про бригаду «Неуловимые», в нем есть кадр, в котором наш герой говорит студентам, что самое главное — это делать добро, не ожидая ответной благодарности. В этом весь Давид Менделевич. Так он учил свою дочь, будучи преданным семьянином, так он учил своих студентов, так он и жил.

Один из «Неуловимых»: история Давида Менделевича Файнгелеринта, изображение №8

Материал подготовлен главным библиотекарем Отдела редких книг Научной библиотеки ТвГУ Т. А. Ильиной на основе источников:

Роненсон О. Живу памятью об отце // Тверские ведомости. 2010. 26 нояб. – 2 дек.);

Файнгелеринт Д. М. Моя работа на филологическом факультете за сорок лет // Мои университеты. Тверь, 2006. С. 136­146;

Васильев Г. Один из «Неуловимых» // Калининская правда. 1977. 30 дек.;

Прудников М. С. Неуловимые. М., 1961.

Последние публикации